Грузинский эксперт: Тбилиси не мог отказать транзиту французского оружия в Армению

-
Прочитано: 127

Интервью Qafqazinfo с грузинским политологом Гелой Васадзе:

- Как вы прокомментируете политический кризис, сложившийся в правящей верхушке Грузии, в связи с тем, что между партией «Грузинская мечта» и нынешним президентом Саломе Зурабишвили возникли разногласия?

- Я вряд ли могу назвать это политическим кризисом, потому что у Саломе Зурабишвили практически нет никаких полномочий, да и посажена она была в кресло президента правящей партией «Грузинская мечта». Вопрос в другом. В том, что Саломе Зурабишвили спасает свою политическую репутацию, так как ей абсолютно не хочется прикрывать те действия «Грузинской мечты», которые связаны с вхождением Грузии в экономическую систему России. Экономическую систему по выживанию России в условиях санкций. В общем-то есть, что есть, другое дело, что «Грузинская мечта» опасается, что в случае реального политического кризиса, президент может сыграть какую-то роль. Вот и отсюда, вся эта суета вокруг Саломе Зурабишвили. 

- В связи с последними событиями каково влияние экс-президента Михаила Саакашвили на общество? Как вы считаете, что ждет дальше Саакашвили?

- Вы знаете, мне бы очень хотелось сказать, что Саакашвили оказал большое влияние. Но к величайшему сожалению, эта проблема не является темой номер один в обществе. Потому что общество расколото по вопросу Михаила Саакашвили. А что касается дальнейшей судьбы экс-президента, то тут возможны многие варианты. Вплоть до того, он может вновь стать лидером, а может ничего и не быть. В данном случае, предсказывать будущее – очень тяжело.

- Насколько успешно проходит процесс выполнения 12 условий, поставленных ЕС перед Грузией? Есть ли шансы, что в ближайшее время Грузия станет полноправным участником ЕС?

- Ну, что значит успешно? Если мы говорим о том, что кандидатура Грузии в члены ЕС утвержена, то достаточно успешно. Если мы говорим о фактическом выполнении этих условий, то никак. Никак, потому что, естественно, деполяризация и тем более, деоллигархизацию «Грузинская мечта» просто не может выполнить. Есть ли шансы на то, что Грузия станет полноправным участником ЕС? Если бы вы меня это спросили полгода назад, то я бы сказал «нет». Сегодня есть все шансы, и не потому, что Грузия стала такой хорошей, а потому что это может понадобиться ЕС. И вообще все эти разговоры про ЕС и НАТО – это не про то, какая Грузия, а про то, что нужно Европейскому Союзу и НАТО. Давайте говорить об этом честно.

- Перевозка французского оружия в Армению через территорию Грузии вызвала неоднозначную реакцию в обществе Азербайджана. Как вы можете прокомментировать данный инцидент?

- Я мог бы охарактеризовать этот эпизод как печальный, но, с другой стороны, я хочу, чтобы меня правильно поняли. Грузия не могла отказать транзиту данного вооружения, и это прекрасно понимают в Баку на официальном уровне. Общество, естественно, реагирует тяжело. С другой стороны, как это отразится на наших отношениях? Никак не отразится, потому что мы действительно взаимозависимы и нужны друг другу. Поэтому я считаю, что весьма печально, но никуда от этого не деться. Отказаться Грузия не могла, просто в силу того, что не было на это оснований.

- Недавно глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Россия никуда не исчезнет с Южного Кавказа. При это заметны попытки ЕС и США вытеснить влияние России с Южного Кавказа. Как вы считаете, удастся ли Западу добиться в регионе Южного Кавказа большего влияния чем у Москвы?

- С одной стороны, Лавров прав. Россия, действительно, никуда не денется. Пока она будет существовать, она будет присутствовать на Южном Кавказе. С другой стороны, я скажу вам честно, она уже исчезла, потому что политическое влияние Москвы очень резко сократилось. Российская монополия закончена, и закончена она была еще в году. В общем, имеет то, что имеем.

Что касается Запада, то зависит от того, кого вы считаете Западом? Если вы считаете Турцию Западом, то она уже добилась. Я вижу стремление и желание использовать Южный Кавказ как инструмент. Но вот желания добиться того же положения, что и Москва в свое время, я не наблюдаю.

- В каком случае Грузия будет готова присоединиться к формату «3+3»?

- Все очень просто, Грузия присоединится к формату «3+3», как только будут деоккупированы ее территории. Как только ее территории будут деоккупированы, то Грузия с большим удовольствием присоединится и к формату «3+3, и к формату «3+1», включая Российскую Федерацию. Но пока этого нет, и грузинский министр иностранных дел еще раз подтвердил, что невозможно наше участие в этом формате. Для России формат «3+3» нужен, чтобы как-то остаться на Южном Кавказе. Ирану тоже нужно проникновение на Южный Кавказ, как инструмент. Анкара, Баку и Ереван не хотят обижать Москву, а Грузии просто нет смысла там участвовать.

Тамерлан Рамизоглы