Израильский эксперт: Мы опасаемся Ирана, но и он пусть опасается нас

-
Прочитано: 179

Интервью Qafqazinfo c израильским журналистом и аналитиком Михаилом Гуревичем:

- Как обстоят дела с гуманитарной составляющей для палестинцев, живущих в Газе? Есть ли методы, по которым ЦАХАЛ может отличить боевиков ХАМАС от мирных жителей?

- Гуманитарная обстановка, действительно, не очень. Обычно всегда, когда происходит война, бывают проблемы с гуманитарными разного рода сервисами.  И это чувствуют не только жители Газы, но и жители Израиля. Но если сконцентрироваться на информации Сектора Газа, то там есть несколько составляющих.  Во-первых, Израиль с первых дней войны призывал и продолжает призывать жителей севера Сектора покинуть эти районы, переместиться в гуманитарные зоны, которые находятся на побережье средиземного моря, около границы с Египтом.

Несмотря на то, что оттуда уже регулярно происходят обстрелы по израильской территории, Израиль не наносит ответные удары, понимая, что это гуманитарная зона, где находятся сотни тысяч людей. По оценкам Израиля, более миллиона человек переместилось, однако север Сектора — это самая населенная часть Газы и поэтому там все еще остаются от 100 до 300 тысяч человек. Точное число не известно, но они там вынуждены оставаться из-за давления ХАМАСА. ХАМАС бомбит дороги, по которым передвигаются беженцы. ХАМАС уверяет, что это все слухи, что безопасно оставаться в городе, но вот эти люди, во многом становятся заложниками своих же собственных правителей. Касательно гуманитарной ситуации на юге – Израиль расширяет программу поставок гуманитарных грузов, включая продовольствия и воду. С каждым днем все больше грузовиков проходят КПП Рафах на юге сектора на границе с Египтом. Каждый груз проверяется израильскими представителями на предмет нахождения там вещей двойного назначения. В первую очередь топливо и оружие. Надо сказать, что к счастью, погода сейчас достаточна комфортна.

В целом, находиться на южном секторе – безопасно для жизни. А в тех районах, где происходят боевые столкновения, ситуация совсем другая и безусловно, отделить террористов от мирных жителей становится все сложнее, потому что террористы не пользуются специальной формой, они зачастую одеты в гражданскую одежду.  В районах, где идут бои, там армия, безусловно, реагирует на любую движущееся цель, если она является военной. Это опять-таки же является ответственность руководителей ХАМАСА, за то, что они не позволяют всем людям перейти в безопасные районы.

Надо отметить, что есть большое количество людей, которые остаются рядом с больницами на севере Сектора. В первую очередь больница Шифа. К сожалению, эти люди служат живым щитом для террористов. Неоднократно публиковались доказательства, что Шифа и другие больницы служат прикрытием для подземных коммуникаций, командных пунктов и слотов хранения оружия. Рано или поздно для того, чтобы предотвратить обстрелы по израильской территории армии придется, если не наносить ракетно-бомбовые удары, то штурмовать эти учреждения здравоохранения. 

Уверен, в этот момент наша пресс-служба представит все доказательства для мирового сообщества, что на самом деле из себя представляют эти больницы, ее нижние этажи и подземные коммуникации. Но всему свое время. Уже есть доказательства, что с детских площадок запускаются ракеты.  Эти все так называемые больницы строились с учетом строительства и подземных коммуникаций. Поэтому сложная гуманитарная ситуация, но приходится работать с тем, что есть.

- С начала войны по всей Европе, США, России и арабских странах стартовала волна поддержки палестинцев, более того даже антисемитские призывы. Многие считают, что Израиль чрезмерно жестко и агрессивно действует. Что Израиль может предпринять, чтобы оправдать свои действия?

- Безусловно, мы видим волну антиизраильских, прохамасовских, зачастую антисемитских выступлений. Противопоставить этой вакханалии ненависти мы можем только фактологию. Фактические доказательства того, что происходит сегодня в секторе Газа. К сожалению, мы понимаем, что протестующие это люди, которые одурманены пропагандой. Они не очень понимают, что происходит сегодня в секторе Газа.  Они не знакомы с идеологией, которую насаждают жителям сектора. У нас есть много данных и показаний, о том, как детей с детства приучают идти к смерти в качестве шахида, как подростков кладут в могилы и читают над ними аяты из Корана, для того чтобы они готовились к своей смерти, как идет целая пропаганда ненависти из детских программ на канале «Аль-Кудс», продвигающая идею и ценности смерти, героической гибели и нападения на мирных жителей.

Мы прекрасно понимаем и знаем это. Для этого и не нужно доказательств, об этом напрямую говорят и сами террористы. Говорят, что они считают, что на территории Израиля мирных граждан нет, что все жители Израиля являются комбатантами с момента рождения. К сожалению, мы не можем донести до всех, то что делает ХАМАС, это крайне далеко не только от человеколюбивых теорий, но и от Ислама.

Это экстремистская секта, которая поставила мирную религию на службу своих целей, и эти цели не связаны с освободительной борьбой. Я смотрел один страшный фильм, запрещенный к широкому прокату, и должен вам сказать, самая частая фраза была там «Аллаху Акбар!». Эти нелюди якобы восхваляют Всевышнего в момент убийства младенцев, в момент разрушения домов мирных людей, в момент бросания гранат в бомбоубежища, где пытались от них скрыться семья, в момент, когда они вспаривали животы беременным женщинам. Все это происходит под крики «Аллаху Акбар».

Я абсолютно уверен, что действия этих боевиков не имеют ничего общего с Исламом, но как это донести до широкой аудитории я не знаю. Израиль занимается разъяснительной работой, израильская армия постоянно публикует фото и видео свидетельства, которые демонстрируют, что на самом деле происходит, в чем была цель этих террористов, какими методами они пользовались. Надеюсь, что со временем эта информация дойдет до широких масс. Но сейчас для Израиля – это война за существование. Как говорят израильтяне – «У нас нет другого дома». Скандируя «From the river to the sea», эти люди, поддерживающие ХАМАС полностью отрицают существование Израиля. Армия обороны Израиля будет продолжать свои действия, она пользуется полной поддержкой населения, и мы будем вести свою войну за обеспечение безопасности.

- Ситуация на Ближнем Востоке отправила в тень российско-украинский конфликт. Россия уже начала наступления по ряду направлений. Кому сейчас Запад отдаст предпочтение? Помощь Израилю или Украине?

- Сложно сказать кому Запад отдает предпочтения. Вопреки распространённому на постсоветском пространстве мнению, Запад не так монолитен, как это хотелось бы возможно и самому Западу. И палестино-израильский конфликт – лучший тому пример. Есть страны, которые входят в НАТО и ЕС, при этом абсолютно поддерживают ХАМАС, есть стран, которые поддерживают Израиль. И в этом отношении, безусловно, нельзя говорить о какой-то единой позиции.

Украинцы говорят, что эта война отделяет и оттеняет войну на востоке Европы.  Наверное, в чем-то они правы. Но Израиль не хотел принимать участие в какой-либо войне и своим примером оттенять трагедии других людей. Касательно поставок вооружений, надо сказать, что Израиль все-таки не требует тех вооружений, которые нужны Украине. Есть разница, так как Израиль причастен к разработке многих высокоточных вооружений. Поэтому тот тип снарядов и вооружений, которые США поставляют в Израиль, по каким-то причинам не поставляют Украине.

Кроме того, российско-украинский конфликт имеет очень широкий фронт. И там чуть ли ни каждый день использует от 4 до 10 тысяч снарядов. В этом отношении война в Газе куда менее масштабнее. Наша армия также соблюдает все правила ведения войны и наш спрос на оружие существенно ниже, чем украинский. Разная номенклатура нам нужна. Я не вижу однозначной поддержки какой-либо стороне. Это разные истории, это разные вооружения. Но в Израиле видят и делают выводы, что каким-то образом эти две войны связаны. И не стоит удивляться, что после войны израильская риторика по отношению к России претерпит определённого рода изменения.

- Каковы ваши прогнозы по войне? Сколько еще продлится война на Ближнем Востоке?

- Это очень трудно прогнозировать. Во-первых, ограничится ли война тем театром военных действий, которые сейчас, или будет расширение? Будут ли американцы вынуждены присоединиться к военным действиям или Израиль все сможет сделать сам? От этого очень многое зависит. Если удастся избежать войны на два фронта, удастся избежать вовлечения «Хезболлы» и проиранских группировок на территории Сирии, тогда можно говорить о том, что активная фаза войны, наверное, продолжится месяц-два.  Армии, чтобы качественно выполнить свои задачи потребуется больше времени, однако трудно отрицать давления на Израиль со стороны мирового сообщества. Поэтому армия будет пытаться уложиться в срок, так как мандат доверия выдан именно на полное уничтожение ХАМАСа.

Сейчас на юге сектора Газа находятся миллионы людей, их надо будет каким-нибудь образом, видимо отфильтровать на север. Это невозможно сделать в разовом порядке за несколько дней, это очень длительный процесс. Видимо будет какое-то политическое урегулирование, в сопровождении продолжения военных действий. Скорее всего комбинированный вариант, который будет включать и военный действия  и процесс политической договоренности.

- Каким вы видите урегулирование данной ситуации?

- Опять же, здесь есть очень много вариантов. Есть много политиков с израильской стороны, которые считают, что только Израиль может обеспечить безопасность собственной страны. И эта концепция подразумевает, если не постоянное нахождение израильской армии на территории Сектора, то право на ввод войск в любой момент, когда армейская разведка посчитает это необходимым. Это примерно похоже на ситуацию с западным берегом. Даже там, где израильская армия не присутствует, а вся полнота власти, в том числе и полицейские функции, переданы палестинской администрации, но в случае необходимости, как это происходит в последние дни. Израиль вводит свои войска, уничтожает террористов и наводит общий порядок.

Некий консенсус в правительстве Израиля, но не в обществе, считает, что нечто подобное должно быть и в Газе. Но при этом споры продолжаются, такой подход явно не устраивает многих в израильском обществе. Но и мало кого устраивает из наших политических партнеров, в первую очередь США и Евросоюз. Байден и Блинкен каждый раз, когда говорят о безусловной поддержке Израиля повторяют о том, что решение проблемы видят в концепции – двух стран и двух народов.

Несмотря на все положительные моменты этой концепции, но реализовать его в ближайшие, ни то, чтобы годы, а десятилетия вряд ли удастся. То, что сделали террористы, убило надежду на мир. Американцы и израильтяне общаются о введении некого подобия миротворцев под эгидой ООН.

Вопрос заключается в том, а какие будут полномочия этих миротворцев? Смогут ли они открывать огонь, уничтожать террористов, которые неминуемо попытаются вновь начать рыть туннеле и накапливать оружие. Уверен, сейчас за кулисами идут активные переговоры и в них участвуют: Египет, Катар, Саудовская Аравия, Иордания, Турция и многие другие страны.  Понятно, что помимо США, Англии и Франции, которые самые активные сторонники Израиля, переговоры идут. Возможно, какой-то вариант будет принят. Пока говорить об этом рано. 

- Ожидает ли Израиль какого-либо удара от Ирана?

- Мы опасаемся этого удара, но и Иран должен опасаться нашего удара. Этот как раз тот враг, в отношении которого, у нас никогда не было иллюзий. В отличие от ХАМАС это гигантское государство, которое имеет полный суверенитет на своей площади, суверенитет для создания оружия. В этом отношении безусловно опасность существует. Причем она существует не столько со стороны Ирана как государства, сколько со стороны его прокси. Это не только «Хезболла», это еще многочисленные шиитские группировки, которые принимали участие в войне на стороне Асада, это еще и хусситы – шиитские группировки в Йемене, контролирующие стратегически проход в Красное море. Это большое количество игроков и маленьких игрочков, которые несут опасность Израилю. Так что, мы опасаемся Ирана, но и он пусть опасается нас.

Тамерлан Рамизоглы