«Усиление иранского флота – это послание прикаспийским государствам, а не США и не Израилю»

-
Прочитано: 233

В экспертном сообществе принято считать, что ирано-азербайджанские отношения носят некий волнообразный характер. Типа, добиться стабильно ровных или дружественных отношений двум соседним странам не дано в силу объективно существующих причин (связанных, прежде всего, с азербайджанской государственностью), и потому с разной степенью регулярности между ними возникает напряжение, иногда довольно опасное.

В последнее время некоторые азербайджанские наблюдатели склонны полагать, что сейчас мы переживаем период «хороших отношений» - не слышно угрожающей риторики из Тегерана, в Баку побывало несколько высоких визитеров оттуда.

А в понедельник на традиционной пресс-конференции представитель Министерства иностранных дел Ирана Насер Канани, заявил, что «отношения с Азербайджаном находятся на хорошем уровне».

«Развиваются сотрудничество и диалог между Ираном и Азербайджаном в политической, экономической и военной сферах. Надеемся, это сотрудничество будет продолжаться в рамках общих интересов. Такая воля имеется у обеих сторон», – подчеркнул дипломат.

Но одновременно появилась и другая новость, не очень подтверждающая предыдущий спич. В этот же день, 27 ноября, Иран спустил в воды Каспия новый крупный военный корабль - эсминец Dilman ("Дейламан").

Начальник Генерального штаба ВС Ирана генерал-лейтенант Мохаммад Хосейн Багери заявил на церемонии спуска, что Каспий — море мира и дружбы, и со всеми прибрежными странами у Ирана имеются двусторонние, дружественные военные отношения.

«Этот эсминец и другие наши возможности на флоте на севере страны служат обеспечению безопасности торгового флота, борьбе с террористами и будущими инцидентами. Эти возможности смогут обеспечить стабильную и надежную безопасность Ирана и соседних стран на Каспии.

Иран еще раз передает послание мира и дружбы этим странам и их Вооруженным силам», - произнес он.

Известно, что новейший эсминец Dilman обладает способностью обнаруживать и перехватывать более 100 надводных и воздушных целей.

Dilman имеет длину 95 метров, ширину 11 метров, весит более 1400 тонн и может плавать с четырьмя двигателями со скоростью 55 км/ч. Этот корабль обладает возможностями обороны, нападения и одновременного перехвата воздушных, надводных и подводных целей, оснащен комплексной системой управления боем и радиоэлектронной борьбы. Dilman имеет возможность отслеживать истребители и крылатые ракеты. На этом эсминце имеется вертолетная площадка.

Риторика у иранского начгенштаба конечно добрая, но вот появление мощного военного корабля в непосредственной близости от Азербайджана вряд ли может расцениваться им как дружелюбный акт. Тем более что на практике сегодняшние отношения между нашими государствами всё еще далеки даже от нормальных – стоит вспомнить только, что после нападения на посольство Азербайджана в Тегеране на виду у правоохранительных органов, допустивших убийство сотрудника миссии (27 января), работа нашего диппредставительства в столице Ирана заморожена до сих пор.

Как можно оценить нынешний шаг Тегерана в направлении милитаризации «моря мира и дружбы»? Какие цели преследует руководство этой страны? Насколько это опасно для Азербайджана?    

На эти вопросы Qafqazinfo ответили известные эксперты по региону.

Израильский исследователь-иранист, журналист Михаэль Бородкин:

- Появление достаточно мощного иранского корабля в Каспийском море, действительно, не может не вызывать удивления. Даже если это всего лишь замена «Дамаванда», который утонул во время шторма на Каспии в 2018 году. Даже если эсминцем он считается только по иранской классификации, тогда как по западной это, скорее, фрегат или даже корвет. Тем не менее, это однозначное доказательство стремления Ирана собрать большие силы в акватории Каспийского моря.

Рассказывая о вступлении нового корабля в строй, иранские СМИ отмечают, что Каспийское море, по сути, озеро, и дальние страны не в состоянии провести туда боевые корабли. То есть, усиление иранского флота служит посланием государствам Каспийского моря, а не США и не Израилю, которых Тегеран называет своими заклятыми и единственными врагами.

Нельзя также исключить, что иранский режим все еще верит в то, что большие корабли служат доказательством военной мощи. На самом деле, сильный флот стоит очень дорого, и для такого слабого в экономическом отношении государства, как Иран, это чрезмерная роскошь, которую оно не должно бы себе позволять. Недаром ранее они делали ставку на маленькие быстроходные катера и на сверхмалые подводные лодки.

Полагаю, это одновременно и многозначительный жест в адрес Азербайджана, и желание показать могущество своей военной промышленности, и стремление повысить престиж.

Исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Киев) Игорь Семиволос:

- Это действительно довольно странный шаг со стороны Ирана, учитывая тот очевидный факт, что Каспийское море, по сути, закрытый водоем без доступа к мировому океану. Также странными и отчасти бессмысленными выглядят ссылки на «борьбу с террористическими угрозами» в связи со спуском на воду нового эсминца. Если учесть, что среди стран, граничащих с Каспийским морем, Азербайджан неоднократно становился объектом иранских провокаций и агрессивного поведения, стоит задуматься о настоящих намерениях Тегерана.

Соглашаюсь насчет волнообразного характера отношений между двумя странами. Такое расшатывание отношений создает ощущение неуверенности и рождает немалое беспокойство. Если учесть усиление иранско-российского военно-политического альянса – такое поведение выглядит как часть давления на руководство Азербайджана с целью получения политических уступок. По-моему, главная задача - ограничить сотрудничество Баку с другими странами, представляющими для Ирана реальную или надуманную угрозу.

Али Мамедов