Турецкая дилемма - между Израилем и Газой

-
Прочитано: 205

Турецкий президент может быть самым шумным лидером, выступающим в защиту палестинцев, но он не обращает внимания на призывы к санкциям, которые действительно могут ударить по Израилю, сказал Qafqazinfo турецкий аналитик, журналист Фехим Таштекин.

Ф. Таштекин отметил, что, защищая ХАМАС, с одной стороны, и турецко-израильскую торговлю - с другой, президент Реджеп Тайип Эрдоган мечется между двух огней, не в силах угодить ни западным партнерам, ни рядовым членам своей Партии справедливости и развития (ПСР).

«За два десятилетия правления ПСР пропалестинский дискурс Анкары стал громче, дополняясь исламистской риторикой, но при этом выросли и торговые связи Турции с Израилем. В 2022 году объем их двусторонней торговли составил 8,9 миллиарда долларов, по сравнению с 1,4 миллиарда долларов в 2002 году. В прошлом году Израиль был 10-м по величине покупателем турецких товаров и 29-м по величине источником турецкого импорта.

Кризис в Газе разразился в тот момент, когда Эрдоган надеялся добиться дальнейшего прогресса в недавно нормализованных отношениях с Израилем, что, похоже, еще больше усилило его гнев. Это напоминает его памятный выпад против президента Израиля Шимона Переса в Давосе в 2009 году, после того как очередная война в Газе свела на нет посреднические усилия Турции между Израилем и Сирией.

Нынешняя война разразилась вскоре после того, как Турция восстановила дипломатические отношения с Израилем в надежде занять центральное место в энергетическом уравнении в восточном Средиземноморье. После встречи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в Нью-Йорке в сентябре Эрдоган заявил, что Нетаньяху посетит Турцию в октябре или ноябре, а на повестке дня двусторонних отношений будут стоять вопросы энергетики, включая совместные буровые работы в восточном Средиземноморье и транспортировку израильского газа в Европу через Турцию. На данный момент эти планы отложены.

Министр энергетики Альпарслан Байрактар, который говорил о планах посетить Израиль незадолго до начала кризиса, заявил ранее в этом месяце, что новые проекты не могут обсуждаться без прекращения огня в Газе. «Единственное, что мы могли бы обсудить сейчас, - это то, как удовлетворить потребности Газы в электричестве, воде и продовольствии», - добавил он.

Однако турецкий лидер уклонился от каких-либо реальных санкций против Израиля, разочаровав своих верных сторонников. Эрдоган пытался компенсировать это жесткими высказываниями в адрес Израиля, а молодежь ПСР, в свою очередь, попыталась управлять восприятием ситуации, устраивая сидячие бойкоты в магазинах Starbucks. Но ни одна из этих реакций не привела к каким-либо реальным действиям против Израиля.

Дипломатическая реакция Анкары ограничилась отзывом посла из Тель-Авива для консультаций. Ранее в этом месяце Эрдоган заявил, что «списал» Нетаньяху со счетов как собеседника, но добавил, что «полного разрыва отношений» с Израилем не предвидится», - считает эксперт.

Также Ф. Таштекин добавил, что Эрдогану не удалось добиться позиции посредника, на которую он рассчитывал, в вопросах о заложниках и прекращении огня, но он по-прежнему готов действовать в этом направлении.

«Письмо от семей заложников с просьбой о помощи дало Эрдогану возможность поддержать свои претензии на роль посредника. На прошлой неделе он заявил, что будет добиваться восстановления инфраструктуры, больниц и школ в Газе.

Разрыв с Израилем лишит Эрдогана возможности реализовать эти ожидания. Политика «открытых дверей» может сохранить коммерческие связи, но Турция все равно может оказаться на вторых ролях в восстановлении Газы после стран Персидского залива. Более того, Израиль на этот раз, похоже, склонен сохранить контроль над Газой, что вызывает глубокую неопределенность в отношении того, как там будет происходить процесс восстановления. Это может еще больше ограничить роль Турции. Тем не менее, не ожидается ухудшения коммерческих отношений Турции с Израилем.

В прошлом турецко-израильская торговля была невосприимчива к дипломатическим потрясениям. Судоходство между турецкими и израильскими портами продолжается и во время нынешней войны в Газе. По данным на 19 ноября, с момента начала конфликта 7 октября из Турции в Израиль отправились 293 грузовых судна.

Израиль продолжает получать нефть через Турцию, включая сырую нефть, поступающую по трубопроводу из Азербайджана в средиземноморский порт Джейхан и на нефтеперерабатывающий завод SOCAR на западе Турции. Источником поставок является Азербайджан, и Турция держит краны открытыми.

До марта Израиль был крупнейшим покупателем нефти, которую Иракский Курдистан экспортировал через Джейхан в рамках сделки с Турцией, заключенной в обход Багдада. Поток нефти из Курдистана был остановлен в марте после того, как международный арбитражный суд, в который обратился Багдад, признал Турцию виновной и обязал ее выплатить Ираку компенсацию в размере 1,4 миллиарда долларов.

В то время как 25 октября Эрдоган отвергал ярлык «террористы» в отношении ХАМАС и превозносил эту организацию как «освободительную группу моджахедов», танкер, загрузивший 1 миллион баррелей нефти в Джейхане, разгружался в израильском порту Эйлат. По данным Bloomberg, судно под названием Seaviolet официально направлялось в Акабу в Иордании, но остановилось в Эйлате после того, как исчезло из систем слежения 24 октября.

Ранее министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов заявлял, что Азербайджан удовлетворяет 30% потребностей Израиля в нефти, заявил в марте.

Оппозиция также ухватилась за сообщения о том, что авиабаза Инджирлик на юге Турции входит в число нескольких баз, с которых Соединенные Штаты перебрасывают оружие и оборудование для поддержки военной кампании Израиля. По данным Declassified, военная помощь доставлялась в Израиль через британскую базу RAF Akrotiri на юге Кипра.

Оппозиционный депутат обратился с парламентским запросом к министру обороны, попросив его сообщить, сколько самолетов перелетело из Инджирлика на британские базы на Кипре с начала войны в Газе. «Мы знали, что с начала войны из Турции в Израиль отправилось около 300 [грузовых] судов. Мы знали, что грузовые рейсы также продолжаются. Но мы не знали, что американцы отправляли военную помощь Израилю с турецкой земли», - сказал депутат.

Оппозиция также подчеркивает, что торговля с Израилем является отражением непоследовательности правительства в вопросе Газы. Один из аргументов заключается в том, что турецкие продажи стали, железа и химикатов помогают снабжать израильскую оружейную промышленность. Турция является пятым по величине поставщиком стали и железа в Израиль. По данным Турецкого союза экспортеров, на сталь приходится 20 % турецкого экспорта в Израиль, на химикаты - 10,7 %, а на железо и другие металлы - 4,2 %.  

В среду законодатели ПСР проголосовали против предложения оппозиционной Партии Счастья о проведении парламентского расследования того, как турецкий экспорт в Израиль влияет на ситуацию в Газе.

Когда министр иностранных дел Ирана посетил Анкару в начале ноября, его призыв к введению торгового эмбарго в отношении Израиля также был проигнорирован», - напомнил наш собеседник.

В свою очередь с палестинской стороны экономическая роль Турции была ограничена, уверен Ф. Таштекин.

«В прошлом Катар, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты находились в авангарде усилий по восстановлению Газы после конфликтов с Израилем. Финансовый вклад Турции был относительно скромным. Если Израиль разрешит восстановление Газы после нынешней войны, страны Персидского залива, скорее всего, снова возьмут на себя ведущую роль», - заключил турецкий журналист.

Надир Шукюрлю